-

 

.. (2)

 

,

Целина: прошлое, настоящее, будущее

Заметки с международной конференции, посвященной 60-летию начала освоения целинных и залежных земель в НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева.

 

  В первых числах августа в научно-производственном центре зернового хозяйства им. А. И. Бараева в Шортандах прошла международная научно-практическая конференция «Роль целины и перспективы развития земледелия и растениеводства Казахстана». Журнал «Аграрный сектор» знакомит читателя с тезисами основных выступлений. 

 

  В стенах знаменитого научного учреждения собрались видные ученые-аграрии из Казахстана, Узбекистана, России и Германии, чтобы поговорить о событии ХХ века, изменившем облик многих регионов бывшего Советского Союза. В ходе работы конференции также состоялся обмен мнениями и по актуальным вопросам текущего дня – развитию агропромышленного комплекса, диверсификации растениеводства и обеспечению устойчивости сельскохозяйственного производства в условиях изменения климата. Специалисты НПЦ им. А. И. Бараева представили гостям новые научные разработки в области земледелия, а также образцы современной сельскохозяйственной техники, используемой в зерновом производстве Северного Казахстана.

  Как сказал аким Акмолинской области Сергей Кулагин, приветствуя участников конференции, «сельхозник – это как нация: если человек пришел в сельское хозяйство, то навсегда, случайные люди здесь не задерживаются».

  Отмечая роль целины в развитии Казахстана, Сергей Кулагин заметил, что в первые целинные годы в республику приехали десятки тысяч специалистов и организаторов сельхозпроизводства, более 260 тыс. механизаторских кадров. Многие из них впоследствии стали руководителями крупных сельхозформирований, учеными, политическими и государственными деятелями, внесшими большой вклад в развитие страны. Целинник – это высокое, поистине народное звание, это сплав мужества и терпения, сказал Сергей Кулагин. Где бы они ни жили сегодня, казахстанская земля останется для них родной. Обращаясь к сидящим в президиуме патриархам отечественной сельскохозяйственной науки Мехлису Касымовичу Сулейменову и Эрвину Францевичу Госсену, Сергей Кулагин подчеркнул, что все предлагаемые и рекомендованные ими советы на практике оправдались и действуют и поныне.

  В ходе пленарного заседания с докладами выступили академики НАН РК и РАСХН Мехлис Сулейменов и Эрвин Госсен, директор Сибирского НИИСХ академик РАСХН Иван Храмцов, директор НПЦ им. А. И. Бараева Жексенбай Каскарбаев и другие.

  Когда на трибуну поднялся Мехлис Сулейменов, зал встретил его  аплодисментами. Тема выступления ученого касалась теории севооборотов в засушливых районах Северного Казахстана. Работа Института зернового хозяйства им. А. И. Бараева начиналась с изучения севооборотов, агротехнических и химических мер борьбы с сорняками и агротехники полевых культур. Стационар по изучению севооборотов был заложен в поселке Шортанды в 1961 году. На его участках впервые для засушливых зон страны были обоснованы зернопаровые севообороты с различным удельным процентом парового поля в севооборотах. В 1960 году были разработаны первые рекомендации по включению в севообороты гороха и нута. Сегодня стационар Опытного хозяйства ВНИИЗХ им. А. И. Бараева имеет уникальные делянки длительного (53 года) бессменного посева яровой пшеницы и представляет собой научную теоретическую и практическую ценность.

  По словам Мехлиса Сулейменова, вначале здесь изучались двупольный, трехпольный и четырехпольный пшенично-паровые севообороты. Позже были введены пятипольный и шестипольный севообороты. Урожайность яровой пшеницы зависела не только от места в севообороте, но и от частоты парования. Она повышалась по мере удлинения ротации севооборота. В первом поле после пара урожайность пшеницы в шестипольном севообороте повысилась по сравнению с двупольным севооборотом на 11%. Это можно объяснить тем, что при частом паровании падает плодородие почвы. В целом по севообороту урожайность яровой пшеницы почти не изменялась при удлинении ротации от трехпольного до шестипольного севооборота. При чередовании пар – пшеница урожайность яровой пшеницы при удлинении ротации снизилась только на 7%. Она не изменялась, потому что уровень урожайности в отдельных полях севооборотов повышался с удлинением ротации. В то же время выход зерна с гектара севооборотной площади существенно повышался по мере удлинения ротации, достигнув наибольшего уровня в бессменном посеве яровой пшеницы с 1961 года, составив 188% по отношению к двупольной ротации пар – пшеница. Сравнение с данными канадских коллег за 1958–2007 гг. на опытной станции Индиан Хэд, расположенной на границе южных и обыкновенных черноземов, показало, что уровень урожайности яровой пшеницы в опытах довольно близкий по значению. Данные многолетних стационарных опытов по севооборотам в Западной Канаде показывают неоспоримое превосходство бессменного посева яровой пшеницы над зернопаровыми короткими ротациями по выходу зерна с гектара пашни. Они подтверждают важный теоретический вывод, сделанный Мехлисом Сулейменовым еще в 1988 году: в условиях оптимальной агротехники урожайность яровой пшеницы можно поддерживать на одном уровне при длительном бессменном ее возделывании. Это заявление вызвало протест агрономической общественности страны. Тогда считалось, что любой севооборот лучше бессменного посева пшеницы. С 1961 до 1984 года вариант бессменной пшеницы не удобрялся, а с 1984 года был добавлен вариант бессменной пшеницы с применением азотно-фосфорных удобрений. Только после этого стали получаться данные, аналогичные канадским. Однако канадские фермеры долго держались за двуполье пар – пшеница. Потому что такая простая система обеспечивала им стабильность производства зерна пшеницы при резких колебаниях погоды, а следовательно, безбедную жизнь. Кроме того, государственная политика гарантированных закупок зерна по квотам поддерживала большие площади пара.

  Важным было и то, что вся техника была приспособлена под посевы пшеницы по парам, для другой же системы земледелия нужны были другие машины и технологии. Большинство канадских фермеров вели хозяйство в третьем-четвертом поколениях и крепко держались за традицию сеять пшеницу только по парам. И все же со временем большинство канадских фермеров ушли от зернопарового двуполья и пошли не на бессменные посевы пшеницы, а на плодосмен. Дело в том, и это доказанный факт, что пар стал главной причиной деградации почвы. Хотя для радикального изменения системы земледелия этого было недостаточно, это стало главным толчком к поискам альтернативы зернопаровой монокультуре. Важным этапом стало появление на арене новой культуры – канолы (рапса и сурепицы с «двумя нулями», без эруковой кислоты и без глюкозинолатов). Эта культура оказалась рыночно востребованной со стабильно высокими ценами. Вслед за ней свое место в структуре посевных площадей заняли зернобобовые – горох и чечевица, которые имели высокую конкурентоспособность и стали хорошими заменителями пара. Значительное расширение масличных и зернобобовых культур сопровождалось сокращением площадей чистого пара и посевов пшеницы. Это позволило ввести плодосмен по типу чередования зернобобовых и масличных культур с яровой пшеницей.

  В результате проведенных опытов стало ясно, что бессменное возделывание яровой пшеницы при соблюдении оптимальной технологии возделывания обеспечивает максимальный сбор зерна пшеницы и сохранение плодородия почвы. А максимальное увеличение сбора зерна с одного гектара севооборотной площади обеспечивает замена чистого пара на посев овса, наиболее же высокую экономическую эффективность дает замена пара на посевы нута или чечевицы.

  Вслед за Мехлисом Сулейменовым на трибуну поднялся не менее именитый Эрвин Францевич Госсен, академик НАН РК. Он рассказал о работе, проделанной республиканскими и союзными научными учреждениями по выявлению пахотнопригодных земель. Институт почвоведения АН КазССР им. У. Успанова провел классификацию почв всей территории республики, были определены количественный и качественный состав земельных ресурсов по природным зонам и административным областям. Из 25 млн. га детально обследованных большая часть земель не была рекомендована к освоению по различным причинам. Главными были разнокачественность и низкая устойчивость почв к антропогенным нагрузкам в силу их природных свойств: пестрота по механическому составу, солонцеватость, карбонатность, бедность почвенного покрова (15–20 баллов бонитета), крайне низкое содержание гумуса (1,8–2,0%) в поясе каштановых почв и низкое (4,0–4,5%) в зоне черноземов. Зимой 1953/54 гг. в отдаленные районы Северного Казахстана для выявления пахотнопригодных земель выезжали экспедиции Академии наук СССР, ВАСХНИЛ, СХА им. К. А. Тимирязева, АН КазССР, сельскохозяйственных вузов. До освоения целины центром, объединявшим всю науку Казахстана, был Казахский научно-исследовательский институт земледелия им. Р. Вильямса (КазНИИЗ, п. Алмалыбак Алматинской области). С 1954 по 1960 год экспедициями этого института была проведена количественная и качественная оценка земельного фонда, что позволило рекомендовать 10 млн. га для подъема целинных и залежных земель в пяти зерновых областях (Целиноградская, Кокчетавская, Кустанайская, Северо-Казахстанская и Павлодарская). Совместно с Институтом почвоведения АН КазССР были составлены почвенные карты в масштабе 1:1000000, которые и явились основой для отбора земель к освоению. Были четко определены пахотнопригодные земли, изучены водные, растительные ресурсы целинных земель, были и предостережения о недопустимости распашки малопродуктивных, эрозионно-опасных территорий. Через два года после распашки появились первые сведения о проявлении ветровой эрозии на легких по механическому составу почвах Павлодарской области и старопахотных карбонатных черноземах Кокчетавской. Целину осваивали техникой и агроприемами, рекомендованными для европейской части, без учета местных почвенно-климатических условий. Несмотря на предостережения ученых, были распаханы сухостепные и полупустынные земли в Акмолинской, Актюбинской и Карагандинской областях, пригодные в большей мере только для пастбищ. Как показала практика, в более поздний период после 1961 года было распахано еще 11,3 млн. га так называемых малопродуктивных земель, которые в дальнейшем отошли в стихийную консервацию.

  Исследовательской и селекционной деятельности НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева был посвящен доклад руководителя научного учреждения Жексенбая Каскарбаева.

  Как известно, до освоения целины положение в стране с хлебом вызывало серьезную тревогу. Казахстан производил тогда всего лишь 70–80 млн. пудов, или 1 млн. 200 тыс. тонн зерна. Средняя урожайность зерновых не превышала 9 центнеров с гектара. В 1953 году был заготовлен 31 млн. тонн зерна, что было гораздо ниже уровня продовольственного обеспечения населения. За годы освоения целины в хозяйственный оборот было введено около 42 млн. га земель. В Казахстане было распахано 25 млн. гектаров, из них 19 – в северных областях, относящихся к зоне проявления активной ветровой эрозии. Внедрение почвозащитной системы земледелия позволило сделать поистине исторический прорыв в зерновом производстве Советского Союза. Она получила широкое признание и применялась не только в Казахстане, но и в Сибири, Поволжье, на Урале, юге Украины, Северном Кавказе на площади более чем 60 млн. га. Сегодня Казахстан занимает 6-е место в мире по площади посевов пшеницы после Китая, Индии, США, России и стран ЕС, 8-е место по площади посевов ячменя, 2-е – по производству зерна пшеницы на душу населения и экспорту муки и 6–8-е – по экспорту зерна пшеницы.

  В последние три года в стране расширились, хотя еще недостаточно для устойчивости сельского хозяйства, посевные площади масличных культур: ярового рапса, льна, подсолнечника и сафлора. Наибольшие площади ярового рапса в Северо-Казахстанской области – они возросли с 102 тыс. га в 2011 году до 196 тыс. га в 2013 году. Максимальные площади подсолнечника среди областей Северного Казахстана размещены в Павлодарской области – 165 тыс. га, хотя в сравнении с 2011 годом (223 тыс. га) они снизились. Наиболее динамично расширяются посевные площади льна, который является самой экономически выгодной культурой в Северном Казахстане. Его начали возделывать на черноземных и каштановых почвах в Акмолинской и Костанайской областях. За период с 2009 по 2012 г. посевные площади льна возросли в 70 раз и составили в 2012 году 419 тыс. га. В перспективе предусмотрено дальнейшее увеличение посевных площадей, ввиду более высокой засухоустойчивости этой культуры по сравнению с яровым рапсом в зоне южных черноземов. Еще одна культура, которая в отдельные годы выходит на второе место среди масличных, – это яровой рапс. Эту культуру начали возделывать на черноземных почвах в северных областях. Рапс имеет большой потенциал распространения, а при надлежащей поддержке и обеспечении переработки его площади могут превысить 1 000 тыс. гектаров. Кроме того, есть возможности увеличения посевов горчицы и рыжика до 50–100 тыс. га. Расширение посевов подсолнечника, ярового рапса, льна, сафлора увеличило не только производство растительного масла, но и расширило экспорт маслосемян и привело к снижению импорта растительного масла. В среднем за последние три года поступления от экспорта масличных составили 190 млн. долларов США, в 2012 году на долю экспорта масличных приходилось 12% валютных поступлений от сельскохозяйственного сырья и продуктов питания. Это говорит о том, что при создании соответствующей инфраструктуры и дальнейшем расширении посевов масличных культур (рапса, льна, горчицы, сафлора, подсолнечника) экспорт масличных может стать важным аспектом международной политики и мощным стимулом развития сельского хозяйства.

  Многолетние исследования НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева в области обработки почв показали прогрессирующее снижение отдачи от интенсификации механических воздействий на почву и увеличение непроизводительных затрат при возделывании большинства сельскохозяйственных культур. При этом отказ от интенсивной обработки почвы очень часто приводил к положительному экономическому результату. Поэтому переход на более экономные ресурсосберегающие системы осенней обработки является закономерным этапом общего развития технологического процесса, который стал возможным благодаря появлению и развитию новых концепций в области обработки почвы.

  Было доказано, что с увеличением интенсивности и глубины основной обработки наблюдается тенденция снижения мощности снежного покрова и запасов воды в снеге. При этом в малоснежные зимы прослеживается преимущество нулевой технологии возделывания за счет накопления снега. В годы с хорошими осадками в осенний и весенний периоды преимущество за вариантами механической обработки почвы. Переход на нулевые технологии возделывания создают предпосылки для распространения и развития корневой гнили, септориоза. Так, в благоприятном по распределению атмосферных осадков в летний период 2013 года отмечен значительный недобор урожая зерна яровой пшеницы ввиду поражения растений септориозом. При этом на фоне внесения фунгицидов увеличивалась масса 1 000 зерен на 9,2–10,3 г, натура зерна – на 55–65 г/л и содержание сырой клейковины – на 6,6–11,4% соответственно в зависимости от внесения фунгицидов в фазу трубкования и начала колошения. Поэтому посев яровой пшеницы по различным предшественникам, расширение посева масличных, зернофуражных, зернобобовых и кормовых культур являются экономически выгодными и отвечающими стратегическим целям развития АПК. Возделыванием зернобобовых культур можно значительно улучшить качество почвы за счет улучшения ее азотного режима, что приводит к снижению внесения азотных удобрений. Производство зернобобовых культур для Казахстана актуально в связи со значительным импортом животноводческой продукции. Зернобобовые формируют сбалансированный по аминокислотному составу пищевой и кормовой белок. Для их широкого внедрения в Казахстане необходимо совершенствовать технологию возделывания с учетом мировых тенденций развития земледелия, где главным направлением является резкое снижение механической обработки почвы, сохранение растительных остатков и диверсификация растениеводства. На перспективу в Северном Казахстане целесообразно увеличивать площади крупяных культур. Наиболее лучшие условия для посева проса, традиционной для казахского питания культуры, имеются в Павлодарской области. Гречиха могла бы стать экспортной культурой, так как к ней проявляют интерес США, Канада, Япония и страны ЕС. В Японии гречневая лапша входит в число основных элементов национальной кухни. Новые перспективы диверсификации растениеводства открывает программа «Агробизнес-2020», благодаря ее реализации будут повышены производительность труда и доля экспорта, а достигнутые объемы производства, особенно продукции животноводства, позволят полностью обеспечить потребность внутреннего рынка и обеспечить увеличение экспорта за счет продукции животноводства. В этой связи особое значение имеет расширение посева кормовых культур, особенно многолетних трав, для создания сенокосов и пастбищ.

  НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева занимается интродукцией и селекцией восьми видов как наиболее распространенных, так и новых видов многолетних трав: волоснец, житняк, кострец безостый и прямой, пырей, эспарцет, люцерна, донник желтый и волжский. Как отметил Жексенбай Каскарбаев, за последние три года созданы четыре сорта и после государственного сортоиспытания допущены к использованию пять сортов пяти видов многолетних трав. Для устойчивого производства сена надо создавать сенокосный конвейер, включающий следующие виды многолетних трав: кострец прямой, житняк, эспарцет, кострец безостый, пырей бескорневищный, люцерна, пырей сизый. Включение этих культур расширяет период заготовки сена с лучшими зоотехническими показателями с 8–12 дней до одного месяца. Для развития мясного скотоводства в Северном и Центральном Казахстане необходимо создавать на летний период пастбища на основе зеленого пастбищного конвейера, где наиболее пригодными являются волоснец ситниковый, житняк ширококолосый, кострец безостый и овес. Таким образом, правильная структура использования пашни, где наряду с яровой пшеницей возделываются адаптированные к местным условиям культуры – яровой рапс, подсолнечник, лен, сафлор, горчица, горох, нут, чечевица, соя, обеспечивают устойчивое сельское хозяйство, а включение многолетних трав в полевые севообороты позволяет сохранить и через определенное время повысить плодородие почвы. В итоге,расширение посева масличных, зернофуражных, зернобобовых и кормовых культур является экономически выгодным и отвечающим стратегическим целям развития АПК.

  В работе конференции приняли участие российские ученые и представители сельхозформирований Алтайского края. Отмечая роль целины в развитии Омской области, директор Сибирского НИИСХ Иван Храмцов, в частности, сказал, что целина не только дала хлеб стране, но и новую жизнь сибирскому селу. Российский ученый также высказался о необходимости инвентаризации всех освоенных целинных земель для более эффективного их использования и предотвращения дальнейшей деградации. Общую для России и Казахстана проблему диверсификации в растениеводстве затронул в своем докладе директор Всероссийского НИИ зернобобовых и крупяных культур Владимир Зотиков. По справедливому замечанию ученого, аграрная наука обеспечивает множество научных разработок, реализация которых могла бы поднять агропромышленное производство на качественно новый уровень.

  Конференция показала, что сельскохозяйственная наука не стоит на месте, а ученые в тесном сотрудничестве с аграриями и коллегами из соседних стран продолжают работать в интересах экономики и стабильности нашего государства.

Раушан САДЫКОВА

 

          

 

 

          

 

 

 

 

          

 

Copyright © baraev.kz